Будущее рядом. Обзор практики ЕСПЧ в налоговых спорах

Будущее рядом. Обзор практики ЕСПЧ в налоговых спорах
28.10.2018

Будущее рядом. Обзор практики ЕСПЧ в налоговых спорах

Ежегодно Европейский суд по правам человека (далее - ЕСПЧ) получает тысячи жалоб. Как правило, в налоговых спорах, которые рассматриваются в ЕСПЧ, плательщики ссылаются на всем известные решения ЕСПЧ по налоговым вопросам: «Щекин против Украины», «Интерсплав против Украины», «Бизнес Сепорт Сентре против Болгарии», «Булвес АД против Болгарии» и др.

Практика ЕСПЧ по делам, связанным с налогообложением, активно формируется и развивается. Дела, которые появляются на рассмотрении в суде, впоследствии также будут браться в качестве примера для разрешения налоговых споров.

В соответствии со ст. 17 Закона Украины «О выполнении решений и применении практики Европейского Суда по правам человека», при рассмотрении дел суды применяют Конвенцию и практику Суда как источник права. Согласно предписаниям Кодекса административного судопроизводства Украины, применение правила о приоритете нормы с наиболее благоприятным для лица толкованием может быть осуществлено путем использования практики ЕСПЧ.

Итак, предлагаем вашему вниманию обзор актуальной налоговой судебной практики ЕСПЧ, которая в будущем будет учитываться в правоприменительной практике судебной системы Украины.

Обыски и выемки

Решение ЕСПЧ от 29.05.2017 г.. По делу «Lindstrand Partners Advokatbyr AB против Швеции» касается обыска, проведенного налоговым агентством в помещении заявителя, который проводился в двух других компаниях. Налоговое агентство подозревало, что значительные суммы денег были защищены от налогообложения в Швеции через нелегальные операции между клиентской компанией заявителя и швейцарской компанией. Заявитель жаловался на то, что права на приватность фирмы нарушались, а налоговое агентство получило доступ к обыску помещений и изъятие дисков данных, которые якобы принадлежали этой фирме.

Суд постановил, что не произошло нарушение ст. 8 Конвенции (право на уважение частной и семейной жизни), поскольку было установлено, что обыск офиса заявителя ни был непропорциональным относительно законной цели, а именно экономического благосостояния страны.

В частности, Суд отметил, что ни один материал, который был удален или скопирован налоговым агентством, не представлял информации, подлежащей профессиональной тайны. Однако Суд постановил, что имело место нарушение ст. 13 Конвенции (право на эффективное средство правовой защиты) в сочетании ст. 8 Конвенции, поскольку заявитель был лишен правового статуса в производстве о разрешении на обыск его помещений и не имел доступа к любым средств правовой защиты для подачи своих возражений против обыска.

Ограниченные возможности лица

Было возбуждено возможности лица по ст. 14 Конвенции о защите прав человека по делу «Глор против Швейцарии» (решение ЕСПЧ от 30.04.2009 г.). Заявитель страдал сахарным диабетом. Он имел обязанность уплатить налог за непрохождения военной службы. Такая обязанность имел каждый, кто был пригоден для прохождения службы, но ее не прошел. От налога освобождались лица, имевшие инвалидность на уровне 40% (эквивалентном потере одной конечности) или отказались от прохождения службы на основании своих убеждений. Лица, отказавшиеся от прохождения военной службы, направлялись на гражданскую службу. Заявитель инвалидность на уровне, который позволял освободить его от военной службы, но не освобождал от обязанности уплатить налог. Заявитель попросил, чтобы его направили на гражданскую службу, но получил отказ.

Рассматривая дело, ЕСПЧ признал, что заявитель может считаться лицом с ограниченными возможностями несмотря на положения национального законодательства, согласно которому такой диагноз считался «незначительным» ограничением возможностей человека. Также Суд отметил, что государство без надлежащих оснований отнеслась к заявителю как к личности, не прошла военную службу. Такое отношение является дискриминационным, поскольку ситуация заявителя является иной: он освобожден от военной службы, но хотел пройти гражданскую. Поэтому в этом случае государство должно было сделать исключение из действующих правил.

Соотношение частного и публичного интереса в финансовых отношениях

Показательным в этом аспекте является решение ЕСПЧ от 14.05.2013 г.. По делу «Н.К.М. против Венгрии ». Из обстоятельств дела следует, что заявитель жаловался на необоснованное лишение имущества, выражалось в налогообложении части его выходного пособия на доходы физических лиц по ставке в 98%.

Правительство Венгрии настаивал, что такое вмешательство предусмотрено законом и мало законную цель. Учитывая указанное, правительство настаивало на том, что достижение цели публичного интереса в налогообложении демократического общества должно рассматриваться как наиболее приемлемый регулирующий средство. Также правительство отметило, что вводя такой специальный налог, законодатель намеревался установить справедливый баланс между указанной целью и ограничением прав человека. При этом акцент был сделан на том, что в разгар глубокого мирового экономического кризиса дополнительные обременения должен нести не только государство, но и другие участники общественно-экономических отношений.

Выясняя все обстоятельства дела, суд подчеркнул, что вмешательство должно устанавливать «справедливый баланс» между потребностями общего интереса общества и требованиями защиты основных прав человека, в котором должна быть оправдательных соразмерность между используемыми средствами и поставленной целью. Также суд отметил, что вмешательство в право беспрепятственного пользования своим имуществом произошло в соответствии с условиями, предусмотренными законом (речь идет об отсутствии произвола), и с целью публичного интереса, оно всегда должно устанавливать «справедливый баланс» между потребностями общего интереса общества и требованиями защиты основных прав человека. Итак, должно существовать оправдана соразмерность между вмешательством государства в право владения лица, использованными средствами такого вмешательства и поставленной целью.

Раскрытие банковских документов по уголовным производствах

В решении ЕСПЧ от 01.03.2016 г.. По делу «Брито Ферриньо Бексига Вилла-Нова против Португалии» заявительница жаловалась, что ее банковские выписки были пересмотрены в процессе уголовного производства в связи с налоговым мошенничеством, возбужденного против нее, а также указывала на нарушение правил профессиональной конфиденциальности, обязательных для нее в силу профессии адвоката.

Принимая во внимание отсутствие процессуальных гарантий и эффективного судебного контроля по жалобам, суд решил, что власти Португалии не смогла установить справедливый баланс в отношении между требованиями общего интереса и требованиями защиты права заявительницы на уважение частной жизни. Суд указал, что произошло нарушение ст. 8 Конвенции, а также отметил, что пересмотр банковских выписок заявительницы является вмешательством в право на уважение к профессиональной тайне.

Кроме того, ЕСПЧ отметил, что производство об отмене профессиональной тайны было проведено без участия заявителя, в свое время не смогла подать свои возражения. В этом процессе, вопреки требованиям внутреннего законодательством, не было истребовано мнение Союза юристов, а также суд установил, что не было выполнено требование эффективного контроля, предусмотренная ст. 8 Конвенции.

Бесспорно, рассмотренные выше решения могут быть интересными для юридического сообщества в разрезе правоприменения практики ЕСПЧ в налоговых спорах. Оптимизма добавляют последние тенденции в практике нового Верховного Суда, в процессе рассмотрения споров активно применяет практику ЕСПЧ.

Количество показов: 52
Автор:  Катерина Степанова, «ТОТУМ, ЮФ» юрист
Короткая ссылка на новость: http://www.law-clinic.net/~sQmUA