Уголовная ответственность за провокацию дачи и получения взятки

2 Сентября 2015

Уголовная ответственность за провокацию дачи и получения взятки

уголовная ответственность за дачу и провокацию взяткиНа сегодня достаточно часто в своей практике мы имеем дело с ситуацией, когда совершение человеком преступления, в частности, по делам о таких уголовные преступления, как дача или получение взятки, спровоцировано сотрудниками правоохранительных органов.

Нередко работники правоохранительных органов совершают действия, направленные на маскировку провокаций со своей стороны, что при рассмотрении уголовного производства приводит к усложнению построения определенной правовой позиции защитника.

Однако до недавнего времени судебные органы даже и не принимали во внимание тот факт, что совершение лицом правонарушения стало следствием провокации, не давали указанному факту основательной и всесторонней оценки, что приводило не только к нарушению законных прав и интересов подозреваемых (обвиняемых), но и к продолжению произвольных и противоправных действий со стороны правоохранительных органов.

Зато, как известно, обеспечение конституционных прав и свобод человека является одним из основных задекларированных базовых принципов функционирования органов как государственной исполнительной власти в целом, так и правоохранительных органов Украины в частности.

Одним из элементов механизма защиты человека и гражданина от противоправных действий должностных лиц органов власти и управления (в том числе правоохранительных органов), которые могут быть совершены путем искусственного создания источников доказательств их якобы противоправной деятельности, является наличие в Уголовном кодексе Украины нормы об уголовной ответственности за провокацию взятки.

Так, провокация взятки соответствии с ч. 1 ст. 370 УК Украины предусматривает ответственность за сознательное создание служебным лицом обстоятельств и условий, которые обусловливают предложение или получение взятки, чтобы потом разоблачить того, кто дал или взял взятку.

Согласно ч. 4 ст. 27 УК Украины подстрекателем является лицо, уговорам, подкупом, угрозой, принуждением или иным образом склонило другого соучастника к совершению преступления.

Содержание провокации взятки составляют действия субъектов, направленные на умышленное побуждение лица, не имеет преступного умысла, на совершение преступления с целью последующего разоблачения этого лица. Для квалификации деяния как «провокация взятки» необходимо убедить человека в необходимости дачи или получения им взятки, то есть стимулировать (побуждать) лицо к совершению преступления.

Однако следует отметить, что на сегодняшний день практически нереально доказать наличие в действиях правоохранителей состава уголовного преступления, предусмотренного ст. 370 УК Украины.

Такая ситуация обусловлена ​​несколькими факторами, таким, как нежелание следователей, прокуроров регистрировать заявления о совершении уголовных преступлений и вносить соответствующие сведения в Едрей в случае, если речь идет об их коллег.

Более того, аморфность и равнодушие следователей, прокуроров, неспособность последних быстро и оперативно реагировать на совершенные правонарушения, в конце концов сводит на нет любые попытки привлечь к ответственности работника правоохранительного органа, в том числе за совершение правонарушения, предусмотренного ст. 370 УК Украины.

В связи с чем, единственным действенным способом защиты и восстановления прав и интересов лиц, которые стали заложниками злонамеренных действий правоохранителей, фактически является только суд.

К тому же следует отметить, что не всегда судьи во время судебного рассмотрения уголовных производств имеют достаточно воли и мужества выйти за пределы национального законодательства, в котором, к сожалению, содержится достаточно много неточностей и пробелов, в основном влечет привлечение к ответственности невиновных лиц.

Однако те судьи, которые остаются верными присяге, которые становятся на защиту прав и интересов ни в чем неповинных людей, готовы прислушаться и использовать в своей деятельности практику Европейского суда по правам человека, тем самым они обеспечивают выполнение не только основополагающих принципов и принципов судебного процесса, прав, свобод человека и гражданина, но и способствуют сторонам в борьбе с произволом представителей правоохранительных органов.

Большинство актов национального законодательства сейчас уже изжили себя. Причины неприятия новых актов, а не приведение нашего законодательства в соответствие с международными нормами может свидетельствовать либо о нехватке времени для их обновления, или о «удобство» таких устаревших актов, умело можно воспользоваться в условиях неоднозначной ситуации.

Зато, как известно, в соответствии с действующим в Украине законодательством, решение Европейского суда по правам человека для судебных органов является источником права и подлежат обязательному приложению к правоотношениям, возникающим в судебной практике.

Так, согласно п. 1 Закона Украины «О ратификации Конвенции о защите прав и основных свобод человека 1950 года» (далее - Конвенция), Первого протокола и протоколов №2, №4, №7, №11 к Конвенции от 17.07.1997 , Украина полностью признает на своей территории действие ст. 46 Конвенции о признании обязательной юрисдикции Европейского суда по правам человека по всем вопросам, касающихся толкования и применения Конвенции, в связи с чем в национальном уголовном судопроизводстве при применении норм Конвенции в целях их толкование возможно применение решений Европейского суда по прав человека, имеющих прецедентный характер.

Статья 17 Закона Украины «О выполнении решений и применении практики Европейского суда по правам человека» от 23.07.2006 предусматривает, что судьи должны применять указанную Конвенцию и практику Европейского суда по правам человека (далее - ЕСПЧ) в качестве источника права.

Статья 6 Конвенции предусматривает, что «каждый имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, установленным законом, который решит спор относительно его прав и обязанностей или установит обоснованность любого выдвинутого против ему уголовного обвинения»(п. 1).

«Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления считается невиновным до тех пор, пока его вина не будет доказана в законном порядке» (п. 2).

Учитывая европейскую практику, при определении того, было ли нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции в связи с провокацией преступления, ЕСПЧ оценивает ситуацию на предмет, наличии признаков подстрекательства лица к совершению преступления сотрудниками правоохранительных органов (материальный аспект) и соблюдения позитивных обязательств государства рассмотреть должным заявление лица о склонение ее к совершению преступления сотрудниками правоохранительных органов (процессуальный аспект).

По мнению ЕСПЧ, провокация преступления по сути является тогда, когда сотрудники правоохранительных органов не ограничиваются преимущественно пассивным установлением обстоятельств возможного совершения лицом преступления с целью сбора соответствующих доказательств и, при наличии на то оснований, привлечения его к ответственности, а подстрекают это лицо к совершению преступления .

При определении того, ограничились сотрудники правоохранительных органов преимущественно пассивным установлением обстоятельств возможного совершения преступления, ЕСПЧ рассматривает два фактора, такие как:

  • наличие оснований для проведения соответствующих мероприятий;
  • роль сотрудников правоохранительных органов в совершении преступления.
Надлежащими основаниями осуществления указанных выше мероприятий ЕСПЧ признает конкретные и достаточные фактические данные, указывающие на возможное совершение лицом преступления.

О роли сотрудников правоохранительных органов в совершении преступления, то ЕСПЧ рассматривает момент начала осуществления ими соответствующего мероприятия, чтобы определить, «присоединились» они к преступлению, которое лицо уже начала осуществлять без какого-либо участия с их стороны, своими умышленными действиями спровоцировали лицо на совершение такого преступления.

Следует отметить, что ЕСПЧ не запрещает использовать в уголовном производстве доказательства, полученные в результате проведения негласных следственных действий, например, операций под прикрытием.

Однако ЕСПЧ запрещает судам использовать доказательства, полученные в результате провокации правоохранителей.

Контроль за совершением преступления может осуществляться в случаях наличия достаточных оснований полагать, что готовится совершение или совершается тяжкое или особо тяжкое преступление.

Он проводится в следующих формах: контролируемая поставка; контролируемая и оперативная закупка; специальный следственный эксперимент; имитирование обстановки преступления.

К тому же во время подготовки и проведения мероприятий по контролю за совершением преступления запрещается провоцировать (подстрекать) лицо на совершение этого преступления с целью его последующего изобличения, помогая лицу совершить преступление, она бы не сделала, как бы следователь этом не способствовал.

Полученные таким образом доказательства (вещи и документы) не могут быть использованы в уголовном производстве.

Итак, в каждом конкретном случае совершения уголовного преступления вследствие провокации со стороны правоохранительных органов чрезвычайно остро стоит вопрос о том, был бы совершенное преступление в том случае, если виновный не был «спровоцирован» на его совершение работниками правоохранительных органов, выполнявших задачи по предупреждению или раскрытия коррупционных деяний.

Среди основных и фундаментальных решений ЕСПЧ, связанных с преступлениями, совершенными в результате провокаций, можно выделить следующие:

  • «Банникова против Российской Федерации» (проведение сотрудниками органов федеральной службы безопасности оперативно-розыскного мероприятия в виде проверочной закупки, которое привело к совершению гражданкой преступления, связанного с незаконным сбытом наркотического вещества)
  • «Ваньянь против Российской Фендерации» (провоцирование сотрудниками правоохранительных органов приобретение лицом наркотических средств и грунтовки обвинения на доказательствах, полученных во время милицейской закупки, в том числе на показаниях анонимных информаторов и сотрудников милиции)
  • «Веселов, Золотухин М.Б. и Дружинин И.В. против Российской Федерации »(нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции о заявителей в связи с признанием их виновными в совершении преступлений, которые были спровоцированы самими правоохранителями)
  • «Раманаускас против Литвы» (дело по обеспечению справедливого судебного разбирательства. Заявитель жаловался, что использование в уголовном деле доказательств, полученных в результате подстрекательства со стороны полиции, нарушило его право на справедливое судебное разбирательство дела к нему);
  • «Тейшейра де Кастро против Португалии» (вынесения приговора осужденному за перевозку наркотиков, основанном на показаниях двух полицейских, которые спровоцировали его к совершению преступления).
Наиболее показательным и значимым среди указанных решений, по нашему мнению, является решение Европейского суда по правам человека по №44 / тысяча девятьсот девяносто семь / 828/1034 от 09.06.1998 по делу «Тейшейра де Кастро против Португалии (Case of Teixeira de Castro v. Portugal) ».

За этим решением действия двух негласных сотрудников полиции, которые приобрели у заявителя наркотики, были признаны спровоцировали криминальную деятельность, которая при других обстоятельствах могла бы и не состояться, и что общественным интересом нельзя оправдать использование доказательств, полученных путем подстрекательства к совершению преступления со стороны полиции.

Суд мотивировал это тем, что использование негласных агентов должно быть ограниченным и обеспеченным гарантиями даже в делах, связанных с борьбой с торговлей наркотиками.

Общественным интересам нельзя оправдать использование доказательств, полученных путем подстрекательства к такой деятельности со стороны работников милиции. Более того, как видно из указанного решения, в ходе рассмотрения дела не было представлено доказательств, которые бы указывали на вероятность совершения преступления без его провокации со стороны правоохранителей.

Запрет подстрекательства распространяется как на работников полиции, так и лиц, действующих по их указанию.

Перед проведением контроля за совершением преступления работники правоохранительных органов должны:

  • обладать достаточным объемом информации о причастности лица к совершению преступления;
  • вступать в преступление только на этапе его подготовки или совершения;
  • поведение агентов должна быть пассивной.
Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод не запрещает ссылки на информацию, полученную от анонимных информаторов, на стадии предварительного следствия, тогда когда этого требует характер преступления.

Другое дело - последующее использование этих показаний судом в качестве основания для признания виновным.

Введение тайных агентов должно быть ограничено и обеспечено соответствующими гарантиями даже в случаях борьбы с оборотом наркотических средств.

Требования справедливого судебного разбирательства по уголовным делам, предусмотренные ст. 6 Конвенции, приводят к тому, что публичные интересы в сфере борьбы с оборотом наркотических средств не могут быть основанием для использования доказательств, полученных в результате провокации со стороны сотрудников милиции.

Учитывая изложенное, а также обязательность применения судебной практики ЕСПЧ во время проведения досудебного следствия, необходимо проверять не было со стороны сотрудников правоохранительных органов и их доверенных лиц подстрекательство и организации приобретения и сбыта наркотиков.

Это судебное решение фактически позволяет гражданам Украины, осужденным за спровоцированные правоохранителями преступления, обращаться в ЕСПЧ за защитой нарушенных прав и можно с большой долей вероятности прогнозировать вынесения этим Судом соответствующих решений против Украины.

В другом судебном деле «Раманаускас против Литвы», ЕСПЧ по рассмотрению заявления о провокационных действиях, направленных на побуждение совершения преступления с целью его разоблачения, обращает внимание на то, был бы совершенное преступление без вмешательства органов власти.

К тому же в этом решении ЕСПЧ дал определение подстрекательство, а именно: «Подстрекательство со стороны полиции там, где вовлечены должностные лица - сотрудники служб безопасности или лица, действующие по их распоряжению - не ограничиваемые фактически необходимой пассивной следственной деятельностью, а такие, осуществляющих такое влияние на человека, как подстрекательство к совершению преступления, в другом случае была бы совершена с целью обеспечить доказательства и начать уголовное преследование ... »

При определении, было следствие «фактически пассивным», ЕСПЧ рассматривает причины проведения скрытой операции и обращения органов власти во время ее проведения.

К тому же в решении ЕСПЧ отмечает, что во время судопроизводства заявитель повторял, что был спровоцирован на совершение преступления.

Соответственно, национальные органы и суды должны были не менее тщательно рассмотреть ... было подстрекательства со стороны органов прокуратуры к совершению преступного деяния.

В этой связи они должны были установить, в частности, причины проведения операции, степень задействованной полиции в преступлении и характер любого подстрекательства или давления, которому подвергался заявитель. Заявитель должен был располагать возможность изложить свое дело по каждому из этих пунктов.

Кроме того, ЕСПЧ установил, что заявление подсудимого о признании вины по инкриминируемых преступных деяний не освобождает суд первой инстанции от обязанности рассматривать заявления о подстрекательстве.

В другом деле «Банникова против Российской Федерации» заявитель в своей жалобе в ЕСПЧ утверждала, что ее признали виновной в совершении преступления, спровоцированного правоохранительными органами через агента - провокатора, и что он не сделал бы преступления без их вмешательства.

В своем решении по данному делу деле ЕСПЧ изложил аналогичную позицию решению «Раманаускас против Литвы», согласно которой, для эффективного рассмотрения этого заявления суд должен был установить во время соревновательного судебного разбирательства причины, на основании которых была проведена операция, степень вовлеченности милиции в преступлении и характер любого подстрекательства или давления, которому подвергалась заявительница.

Решением «Веселов, Золотухин М.Б. и Дружинин И. В. против Российской Федерации »ЕСПЧ установил, что совершенные преступления в виде продажи и покупки наркотиков были спровоцированы самими полицейскими и участники оперативных закупок были зависимы от полицейских, не является приемлемым с точки зрения международных законодательных актов.

К тому же суд отметил, что любая негласная информация должна отвечать требованию, следствие должно вестись в целом в пассивной форме.

Это исключает, в частности, любые действия, которые могут рассматриваться как оказание давления на заявителя с целью совершения им правонарушения, например, проявление инициативы в контактах с заявителем, повторные предложения, несмотря на его первоначальный отказ, настойчивые напоминания, увеличение цены выше средней.

Кроме того, другим решением ЕСПЧ от 15.12.2005 по делу «Ваньянь против Российской Фендерации» указано, что милиция спровоцировала приобретение наркотических средств, поскольку обвинение Ваньянь в приобретении и хранении героина, основывалось главным образом на доказательствах, полученных во время милицейской закупки, в частности на показаниях анонимных информаторов и сотрудников милиции.

К тому же решением предусмотрено, что Конвенция не запрещает ссылки на информацию, полученную от анонимных информаторов, на стадии предварительного расследования и когда этого требует характер преступления.

Другое дело - дальнейшее использование их показаний судом в качестве основания для признания виновным. Вмешательство тайных агентов должно быть ограниченным и обеспеченным соответствующими гарантиями, даже в случаях борьбы с оборотом наркотических веществ.

Выводы

Итак, вмешательство со стороны милиции и использования полученных в результате этого доказательств при рассмотрении уголовного дела по Ваньяан, подрывало право последнего на справедливый суд. Соответственно, было нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции.

Анализ изложенных решений ЕСПЧ дает основания утверждать, что на сегодня во время рассмотрения и разрешения уголовных дел и / или проведения следственных действий в рамках уголовных производств необходимо устанавливать и подтверждать такие факты:

  • было бы совершено уголовное преступление (преступление), как бы не вмешались правоохранительные органы;
  • имели национальные суды достаточно прав и полномочий полно, всесторонне и объективно рассмотреть заявление лица о совершении в отношении нее провокации со стороны правоохранительных органов.
К тому же следует отметить, что применение судебными органами практики Европейского суда по правам человека при рассмотрении уголовных дел, производств и материалов, соблюдение ими положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, способствовать эффективности и справедливости правосудия при рассмотрении дел.


Количество показов: 1144
Автор:  Евгений Солодко «Солодко и партнеры, АО» Управляющий партнер
Короткая ссылка на новость: http://law-clinic.net/~PY10f